Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

nuclear

Умер мой пес

Был немецкий овчар. Я его не привязывал и не засовывал в вольер. Бегал он у меня по саду сам. Спал у порога. Очень любил нас. Был не агрессивен. Но у нас и врагов среди соседей нет. Нам и не был нужен зверь... Никого он из соседей никогда не кусал и не пугал. Его любили соседи. Только у цыган почему-то передушил кур, когда убегал со двора... Но и они разобравшись, тоже просто поняли, как и что...

Видно было, что умирает по возрасту. Ничего уже почти не ел и не пил... Вызвали ветеринара усыпить, чтобы не мучился. И словно чуя за 2-3 часа до приезда ветеринара, под утро, пес подобрался к дверям, но не к ним, а чуть в стороне, на дорожке у дверей и умер. Деликатный и умный... чтобы мы могли открыть двери и не искать его тело в будке или в саду или по участку...Хотел и умер у своего порога. С уважением и любовью к нам.
nuclear

Кукушка. Любителям восстания 1863г.

Оригинал взят у vad_nes в Кукушка
Сегодня рассказ о "Кукушке" - чрезвычайно рискованной офицерской игре, которая, тем не менее, была широко распространена во всех отдаленных гарнизонах, от Мерва до Петропавловска-Камчатского. На Дальнем Востоке ее, правда, называли "Тигра". Дальше цитата:



"Теперь куда тише стало. Размах меньше — да и начальство препоны ставит. Прежде как стояли в городе: нет ни цирка, ни театра… Соберется публика у кого из холостых, а то в своей офицерской столовой, и как выпьют хорошенько — сейчас же в кукушку играть начнут. Любили страсть эту игру.

— Что это за кукушка, есаул? — снова спросил доктор. — Карточная игра какая–нибудь?

Есаул так и прыснул от смеха…

— Кукушка?.. — переспросил он через минуту, отбрасывая далеко от себя обглоданную кость. — Это, я вам доложу, преинтересная игра, у кого только нервы крепкие… Обыкновенно для этого выбирается какая–нибудь большая постройка. Сарай, что ли, либо конюшня пустая — и вот, человек десять забираются туда ночью, причем у каждого револьвер в руках, да патронов запас хороший… Погасят огонь и разбредутся по всему помещению… Ну, там каждый что найдет, бочку ли, ящик, а то и другую какую штуку, да за нее и схоронится… А один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут–то кукушка и крикнет: «Ку–ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра–та–та, и защелкают пули по стенам… Collapse )И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку–ку». А в ответ: тра–та–та… Прямо–таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку–ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается.

— И что же, неужели такая игра кончалась благополучно всегда? — возмутился взволновавшийся доктор.

— Какое там благополучно, — успокоительным тоном ответил рассказчик. Всяко было… Раз, я помню, такая неудачная кукушка была, что хорунжего нашего разом ухлопали, десятка выстрелов не сделавши. Еще поручика подстрелили, фамилии его не помню, знаю, что стрелковый был… Так тогда чуть не всю ночь напролет палили, а только под утро, когда устали все, то слышим: «Ой». Зажгли огонь, смотрим — руку прострелили поручику… И ничего, зажила рука.

— Ну и нравы у вас тут были, — нервно рассмеялся доктор К… Вы как будто об этом с каким–то особым удовольствием вспоминаете. Просто страшно становится. Ведь таким образом ни за грош человека на тот свет отправить можно…

— Что ж, и это бывало, а только, я вам скажу, кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…"

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3–х книгах. Книга 2. Русско–афганская граница. — СПб., 1909.


На снимке - офицеры туркестанского саперного батальона.

Мой проект о Большой Игре - здесь

nuclear

Тотальная сенсация по нашим меркам: в мае Беларусь вышла на положительное сальдо внешней торговли

При общем росте объема внешней торговли. Причем, выходит, это является частью положительной тенденции, а не случайным эпизодом...

***

Сальдо внешней торговли Беларуси за май сложилось положительное в размере $116,6 млн.
05 июля 2011 18:03

Collapse )
nuclear

Гэри Джэннингс. Ацтек. Гроза надвигается

Перечитываю который раз.
Индейские "империи" - Рим: массовые жертвоприношения как шоу - гладиаторские бои как шоу. Известная аналогия.
Правда, при примерно той же стадии развития Мессопотамия, Древний Египет, Индия, Китай - где аналоги? В Ассирии - видимо, обтянутые кожей пленников стены взятых городов? Но это, вроде, было разово. А Египет? Киевская Русь языческого периода, точнее, славяне - тоже человеческие жертвоприношения не массовые. Античная Греция любых периодов - не массовые.
Хм-хм.

"Апокалипсо" - явно влияние этой книги.

Вообще, интересно, как реанимируетсядаже такое страшное язычество через современный либерализм: сплошные морали в пользу доиспанских времен и нападки на христианство, гомо-линии и т.п. Главный герой - вообще идеальный "либерал", даже не "прогрессор": маленький человечек не упускающий свой шанс на получение наслаждений и впечатлений...

***

... Он кивнул, обнял за плечи двух Чтимых Глашатаев, и те подняли его по оставшимся ступеням к каменному жертвеннику. Собравшиеся жрецы, пребывая в почти безумном восторге от сопутствовавших первому дню торжеств благоприятных предзнаменований, устроили настоящее представление, размахивая горшочками с благовониями, подкрашивая дым жаровен, бросая в огонь специальные порошки и декламируя нараспев заклинания. Воитель?Ягуар Вооруженный Скорпион, умирая, удостоился двойной чести: Ауицотль вскрыл его грудь обсидиановым ножом, а Несауальпилли, приняв сердце героя в ковш, отнес его в храм Уицилопочтли и вложил в отверстые уста бога.

На этом, во всяком случае до наступления ночного празднования, мое участие в церемонии закончилось, и я, тихонько спустившись с пирамиды, отошел в сторонку. После блистательного отбытия в мир иной Вооруженного Скорпиона все остальное уже выглядело не таким интересным. Если что и впечатляло, так это масштабы самого действа: в тот день Цветочная Смерть была дарована тысячам ксочимикуи, никогда еще прежде число жертв не оказывалось столь огромным.
Ауицотль вложил сердце второго пленника в рот статуи Тлалока, а потом они с Несауальпилли снова спустились к террасе пирамиды. Они и другие правители расступились в стороны и сначала наблюдали за церемонией, а потом, разбившись на группы, принялись беседовать между собой о предметах, ведомых лишь власть имущим. Тем временем длинные колонны пленников стекались по улицам Тлакопана, Истапалапана и Тепеяка к Сердцу Сего Мира. Пройдя между тесными рядами зрителей, они один за другим поднимались вверх по лестнице пирамиды. Сердца первых ксочимикуи, во всяком случае первых двух сотен пленников, вкладывались в уста Тлалока и Уицилопочтли до тех пор, пока полые внутренности статуй не заполнились доверху и кровь не стала изливаться назад из каменных ртов. Разумеется, со временем втиснутым в полости изваяний сердцам предстояло сгнить и освободить место для новых жертв, но в тот день сердец оказалось слишком много, и те, которые не вмещались в полости статуй, бросали в специально принесенные чаны. Когда чаны переполнялись грудами дымящихся (некоторые из них еще слабо пульсировали) сердец, младшие жрецы хватали их и спешили с ними вниз по лестнице Великой Пирамиды. Они сбегали на площадь и разносили эти, оказавшиеся лишними дары к другим пирамидам – сначала в Теночтитлане и в Тлателолько, а потом и в другие города на берегу нашего озера.
Пленники нескончаемой чередой поднимались по правой стороне лестницы, тогда как вскрытые трупы их предшественников сбрасывали вниз слева. Расставленные вдоль всей лестницы служители храмов следили, чтобы трупы не задерживались на склонах: они сталкивали их ногами, в то время как желоб между лестницами нес вниз непрерывный поток крови, которая лужами растекалась у ног запрудившей площадь толпы. Убив около двух сотен ксочимикуи, жрецы отбросили все попытки соблюдать детали церемониала. Они отложили в сторону горшочки с благовониями, флаги и священные жезлы, прервали пение заклинаний и просто, подобно «поглощающим» на поле боя, выполняли свою кровавую работу. Торопливо, а потому не очень аккуратно.
Поспешное запихивание сердец в изваяния привело к тому, что внутри храмов кровью оказались заляпаны не только полы, но стены и даже потолки. Кровь изливалась из дверей храмов и стекала с жертвенного камня, так что очень скоро ею оказалась залита вся площадка.
Collapse )
nuclear

Птичка.

Мне было 16 плюс-минус полгода.

В те годы я очень хотел видеть реальность и часто уходил в разного рода "походы". Остановить это было нельзя, и с 14 лет мне никто не мешал иногда неделями ходить по каким-то болотам и лесам, ночевать у костра на снегу (палатку я быстро отверг как тяжелую бессмысленную роскошь) или на попавшихся по пути хуторах и деревнях. Попутчиков обычно не оказывалось. Это было сложнее всего - привыкнуть быть все время одному. Collapse )