Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

nuclear

О рецензии Валентина Антипенко на мою книгу о Европе

Одна реплика по поводу рецензии В.Антипенко на мою книгу о Европе.

Рецензия на мою книгу Валентина Владимировича Антипенко. Бывший кадровик Минского горкома парти, работавший еще с Машеровым. Управляющий делами Академии Наук. Важный чиновник Госкомчернобыля. Человек в 70 лет пишущий и читаемый...

Не всем в жизни пишут рецензии такие люди. Это важно, что в Беларуси связь поколений не прервалась.

Там много о моей личности. Сам-то я, честно сказать, о себе почти не думаю. Но люди имеют право.

Что касается читаемых между строк упреков к президентской идеологической вертикали.

Я отлично понимаю, что многие мои идеи давно лежат в основе или как минимум "в русле" государственной идеологии.

Но государством каждодневно много лет руковожу не я, им управляет госаппарат. Государство устойчиво и выдерживает все вызовы. То есть управление качественное при естественном наличии текущих, в итоге как видим небольших, недостатков.

Здоровая система управления взяла из меня то, что посчитала нужным и в той форме, в которой это оказалось возможным.

Мне самому невозможно жаловаться на невостребованность.

5 лет выступлений с лекциями на факультете Генерального Штаба Военной Академии.

7 лет - собственный курс на крайне престижном факультете международных отношений БГУ на самой, на мой взгляд, уникальной там специальности - востоковедении.

Не помню уже сколько лет, но лет 10, наверное, - постоянные выступления в Академии Управления при Президенте.

Доступ к СМИ, который временами, пока я его сам не сузил, выглядел просто невероятным.

И так далее.

На старости лет, может быть, что-то из этого опишу в тексте.

Я просто не хочу заниматься административной деятельностью. Надо чувствовать дистанцию, где заканчивается политический анализ и начинается непосредственное государственное управление.

Мой жизненный выбор - осознанный и внутренний.

И я давным давно очень занят темами, которые выходят за рамки Беларуси. Именно они поглощают в основном мои мысли, энергию, время...

Благодарю за рецензию. Я ее продолжу обдумывать.
nuclear

Российское общество друзей "Юманите"

Из всех моих встреч во Франции одна из самых интересных - долгий разговор в редакции журнала Анналы. Нас было очень мало, а времени сколько угодно. Говорили в основном о французском марксизме и обо все через его взгляд.

Начали со средневековой арианской традиции в католицизме и позднее - в восточной Европе. Оказалось один из собеседников по базовому образованию и научной специализации - специалист как раз по сакральным текстам раннего западно-европейского средневековья. А я одно время изучал примерно это же по 16-17-му векам уже в восточной Европе.

Марксизм с такими корнями, согласитесь, очень любопытен.

Мне очень понравилась его мысль о природе французского марксизма и феномене Сорбонны. Или это была моя мысль?

Не имеет значения чья, но она состояла в следующем:
Во Франции (и некоторых других развитых западноевропейских культурах) изначально есть тот феномен, которого не было у славян - институциированное сообщество свободных интеллектуалов. Во Франции они чаще всего группировались вокруг университета Сорбонны.

Свободный университет давал защиту для исследований вещества, человека,общества. Давал средства для того. И свободный университет создавал материальный базис для востребованности этого сообщества властью, реальной политикой. Университет расплачивался за свободу технологиями.

Власти всегда нужны технологии. как минимум для войны.

Не всегда и для политического влияния срабатывает альтернативная университету церковь. Часто власти удобнее решить политический вопрос через нецерковные каналы. особенно вне страны.

В этом смысле Университет создает технологии изменения вещества и социальные теории.

А Церковь - дает массовую иерархически организованную религию как институт, основанный на вере. не совсем на знании.

В разных политических ситуациях для государства эффективно то или иное.

Задача власти, то есть Двора постоянно находить баланс между Церковью и Университетом.

Помню, я рассеялся и сказал: сейчас ничего не изменилось: Церковь - это правые, геополитика, Ле Пен, Университет - это левые, социальная теория, научно-технологический прогресс и отчасти корпорации.

На что был ответ: Университету сейчас сложнее относительно Двора, чем было например в 11 веке!

Потом говорили о китайском марксизме. Мне показали целый толстенный том Анналов, посвященный этому.

Потом перешли к марксизму русскому.

Это,безусловно, другой марксизм, чем во Франции. Это коллеги очень хорошо осознавали. Настолько хорошо, что не были готовы к выпуску даже особого тома журнала по русскому марксизму.

Их отталкивала и настораживала военно-бюрократическая составляющая в марксизме России. Она естественна для исторического пути России. Они это понимали. Но они-то как раз выросли из культурного марксизма. Они-то как раз противостоят сильному государству как той воле, которая подавляет свободу человека мыслить и изменять мир.

У меня была возможность в разговоре убедиться, что они действительно убежденные люди.

Мне объяснили логику политического присутствия марксизма в современном политикуме Франции. Видимо, это относится и Италии и некоторым другим развитым европейским странам. Я впечатлился.

Расстались мы на мысли, что даже простое общение французского, шире еврокоммунизма, евромарксизма с русским марксизмом - очень сложно. Если вообще возможно.

К этому надо идти, но не спешить.

В этом смысле Российское Общество друзей "Юманите" не может быть не интересным. Тем более, когда речь идет о таком серьезном интеллектуальном русском сообществе, как то, что сложилось вокруг фонда "Историческая память".
nuclear

R.I.P. Гейдар Джемаль.

Гейдар Джемаль был мне интересен в 90-х годах, когда он гремел. Мы немного общались виртуально.

Тогда мне было непонятно, почему исламский мир не породил своей индустриальной революции. Почему исламская культура уступила европейской по отношению к стремлению познать вещество. Ведь изначально европейцы учились науке у арабов, воспринявших Аристотеля раньше них.

Но лично я познакомился мы познакомились и поговорили достаточно поздно. Это произошло при необычных обстоятельствах. Дарига Назарбаева после года затворничества по результатам всей истории с Рахатом впервые вышла "мир". На свой Меда-форум она собрала очень заметных людей. Помню, был среди приглашенных Збигнев Бзжезинский и я ехал наконец-то лично знакомиться с ним. Но на деле мы хорошо и долго поговорили вышло с Гейдаром Джемалем.

Я спросил все, что хотел. Вопрос он понял и ответил, подбирая слова. Меня интересовало, какие глобальные технологии с точки зрения его понимания ислама сегодня сдерживаются в развитии, то есть какие технологии ислам стимулирует в случае своей победы. В этих категориях он не мыслил. Он был мистиком. Но он был вменяемым и понимал важность этого вопроса. Среди перечисленных им технологий, которые стимулирует ислам, как он его понимал, в случае победы я более всего запомнил все, что касалось медицины. Это отвечало моему пониманию ислама и больше вопросов к Гейдару Джемалю у меня не было до самой его смерти.

Остальная часть его жизни и личности была вне моего интереса. Но именно она была наиболее важна для самого этого безусловно сильного интеллектуала. За ним все время ходила стайка. в прямом смысле стайка, это не журналистский штамп, восхищенных молодых девушек-журналисток-казашек. Он привлекал их чем-то мне тогда непонятным. Это потом я стал разбираться в некоторых нюансах идущего в Казахстане исламского движения среди части молодежи. Тогда же я просто видел гуру, суфия, мудреца, к которому тянулись эти молодые девушки, и чьи слова они хотели донести до своих читателей и зрителей максимально точно. Им было необходимо это интеллектуальное и личное общение с ним. Это было не просто редакционное задание взять комментарий у известного человека.

Мне было любопытно наблюдать общение исламского интеллектуала с молодыми мусульманками-внешне европейками-казашками. Он видел, что я за этим наблюдаю и давал мне возможность этого долго. Это было частью его ответа на мои вопросы по технологиям...
nuclear

Рабочая программа моего визита во Францию

Предельно загруженный день.

Все было очень интересно. Даже не могу выбрать, что было наиболее интересным. Но последнее за день мероприятие - совещание в Академии управления во главе с новым зам.главы АП. Был, правда, там уже на последнем издыхании сил :)

Завтра буду на ФМО БГУ. И занимаюсь подготовкой к отъезду во Францию. Если кому нужен - я на телефоне и буду в центре города.

Вернусь из Франции где-то 28.04. До 18.04 включительно - очень плотная официальная программа. Потом - полегче.

Визит по приглашению МИДа Франции. Аналитический департамент МИДа отнес меня к "людям будущего" :) Это программа для установления нормальных контактов с коллегами и дипломатами Франции. Кажется, из Беларуси в таком качестве там еще никого не принимали. Основная часть программы визита тут:


Программа визита в Париж господина Юрия Шевцова
c 12 по19 апреля 2015 года
(рабочий вариант, могут быть изменения)

Темы:
Европейская интерграция
Дальний Восток и арабский мир
Геополитика Франции
Французская политика и крайние правые

Для Вашей безопасности носите с собой документ, удостоверяющий Вашу личность

Воскресение 12 апреля
13h35
Прибытие в аэропорт Шарль де Голь. Встреча шофером AVIS. Трансфер в отель Cayré
Понедельник 13 апреля
9h30 – 10h30

Café de Flore
172, bd Saint-Germain

Встреча с переводчиком в отеле в 9h15
МИД Франции
Центр анализа, прогнозирования и стратегии
Программа приглашения людей будущего

Приветствие участников в форме делового завтрака. Встреча в Кафе де флор с André BENCHTEIN, редактором Программы PIPA

Презентация программы
11h00 – 12h30

Asia Centre
Центр Азия

Встреча с Antoine BONDAZ, работающим при Центре исследований и международных отношений (Sciences Po/CERI) и Институте стратегических исследований при Военной школе (IRSEM)


Обед. Свободное время
15h00 – 16h30

104 bd du Montparnasse
Paris 14ème
01 56 54 01 95
Институт экономической перспективы Средиземного мира (IPEMED)

Встреча с Jean-Louis GUIGOU, генеральным делегатом


17h00 – 18h00

37, Quai d’Orsay
Paris 7ème
7ème étage
МИД Франции
Центр анализа, прогнозирования и стратегии

Встреча с David CVACH, заместителем директора Центра и Rémy BOUALLEGUE, ответственным за Россию
Вторник 14 апреля
10h30 – 11h30

Bâtiment France
190, avenue de France
Paris 13ème
Bureau 803, 8ème étage
06 28 08 38 00
Встреча с Etienne ANHEIM, доцентом университета Версаль-Сэн-Кантен-ан-Ивелин




Обед. Свободное время
14h30 – 15h30

19, rue de Milan
Paris 9ème
01 44 58 97 90
Наша Европа – Институт Жака Делора

Встреча с Yves BERTONCINI, генеральным секретарем

Культурная программа по желанию участника программы, в сопровождении переводчика
18h00

CERI
Sciences-Po - CERI

Встреча с Marie MENDRAS, исследователем Национального центра научных исследований (CNRS) и Центра международных исследований (CERI) и Jean-Charles LALLEMAND, политологом, специализирующимся на России и Беларуси
СРЕДА 15 АПРЕЛЯ


10h30 – 11h30

37, Quai d’Orsay
Paris 7ème
Bureau 130
01.43.17.45.52
МИД Франции.
Управление континентальной Европы. Департамент России и Восточной Европы

Встреча с Isabelle DUMONT, заместителем директора департамента, Philippe VERGNE и Mathilde DE GERMAIN, редактором Беларуси
12h00 – 14h00

Restaurant la Ferme Saint-Simon
6 rue Saint Simon
Paris
Обед по приглашению организатором программы с Alexandra GOUJON, политологом, специализирующимся на России, Беларуси и Украине, доцентом университета Бургонь и Института политических исследований в Париже
15h30 – 16h30

29 boulevard Raspail
Paris 7ème
01 53 63 83 07
Фонд Роберта Шумана

Встреча с Pascale JOANNIN, генеральным директором Фонда

Европейский союз
17h00 – 18h00

CERI - Sciences Po
56, rue Jacob
75006 Paris
01 58 71 70 56
06 89 53 20 73
Встреча с Christian LEQUESNE, доктором политических наук, директором Центра международных исследований (CERI) с 2009 по 2014

Франция и Европейский союз
Четверг 16 апреля
9h00 – 10h00

Le Bourbon
1 place du Palais Bourbon
Paris, 7ème
Встреча за чашкой кофе с Magali BALENT, исследователем при Французском Институте международных отношений (IRIS), специалистом по экстремизму и национализму в Европе
10h30 – 12h00



Французский институт международных отношений (IFRI – Centre Russie)

Встреча с Tatiana KATSOUEVA-JEAN, директором Российского центра при Институте международных отношений


Обед. Свободное время
14h30 – 16h30




Институт арабского мира

Встреча с Julien CHENIVESSE, дипломатическим советником

Визит музея
Пятница 17 апреля
9h30

Sénat (A CONFIRMER)
Contact : Christian Castagna
Collaborateur parlementaire
01 42 34 48 25
Сенат

Встреча с Jean-Yves LECONTE, сенатором ПС, представляющей французов проживающих вне Франции и членом Комиссии европейских дел


Обед. Свободное время
14h00 – 15h00

Pôle Universitaire Léonard de Vinci
2, avenue Léonard de Vinci
Courbevoie - Hauts-de-Seine
01.41.16.74.95
06 09 38 06 40
Встреча с Bastien NIVET, преподавателем при Школе менеджмента Леонардо да Винчи, исследователем при Институте международных и стратегических отношений (IRIS)

Европейские вопросы, Международные отношения
Суббота 18 апреля


Свободный день без предоставленного переводчика и машины
Воскресение 19 апреля
11h45
nuclear

В.Цепкало о ситуации с нашим валютным кризисом и концентрации ресурсов на инновационном рывке

Своего рода продолжение начатого тут: Точка бифуркации. Выбор модели будущего. Значит, вариант В.Цепкало...

Я сам по нашей нынешней ситуации в экономике стараюсь не высказываться. То, что хотелось сказать в оперативном режиме, давно сказал. А по деталям в силу того, что стал очень много присутствовать у нас на ТВ и т.д. все же не говорю. Любое высказывание по нашим нынешним проблемам даже в этом блоге становится политическим заявлением. Не хочу вмешиваться в политический процесс у нас. Хочу остаться в нише эксперта.

Вот с несколько отстраненной от политики, "экспертной" точки зрения ясно, что прежняя модель развития практически исчерпана. 17 лет - это интересный период, очень долгий период для любой экономической модели, тем более, для модели в небольшой стране. Его еще придется изучать и изучать с позиций разных наук. Модель в свое время себя оправдала, но сейчас должна быть трансформирована и уже находится в процессе трансформации.

Известные проговоренные альтернативы нынешней модели не привлекательны.

Если бы тут был нормальный вменяемый национализм, то можно было "поиграть" в "Европу". Могли бы иметь какой-то смысл антироссийские компании, широкая языковая белоруссизация, изменение государственной идеологии и исторической памяти, люстрация чиновников, чтобы сломать госаппарат и сильное государство, какие-то сложности межэтнического и межконфессионального плана и на границах. Но раз национализм несет в себе спору раскалывающего общество по ценностям нацизма, беспрецедентную по чистоте даже для восточной Европы, это национализм заведомо слишком слабый. Для консолидации нации в момент геополитического поворота и социально-экономической ломки не годится априори. Слишком аморален. В критической ситуации это принципиально. Слишком слабая форма культуры и идеологии, чтобы удержать общество в управляемости. Если разово закроются градообразующие предприятия в большинстве городов и начнется все то, что было в 90-х годах повсюду вокруг, кроме Беларуси.

Можно спорить со мною насчет акцентации мною момента с симпатиями к коллаборантам как ключевого для отказа принимать наш национализм всерьез. Но вряд ли кто-то будет спорить по иным критериям - этот национализм не способен буквально завтра, а надо завтра, дать обществу стабилизирующую в ходе идущей социально-экономической ломки идеологию. А вот добавить "керосинчику" в огонь кризиса наш национализм может...

Либерализм традиционного постсоветского толка: права человека, курс на вступление в Европу, малый и средний бизнес, слабое государство политичесих скандалов, приватизация и дикий рынок - это перспективнее, конечно, национализма как некая стратегическая идеология. Она может дать внешнюю поддержку Запада в момент кризиса. Эта поддержка может стать критически важной и спасительной. Но нет никакой гарантии, что либерализм будет способен удержать взбудораженное общество в регионах и что он сможет справиться с националистическим своим нынешним союзником в идеологической полемике. Судя по ситуации в оппозиции, националисты все таки являются ее ядром и реальной силой. Либералы - это скорее его прикрытие. К тому же по независящим от наших либералов причинам ЕС вовсе не намерен включать Беларусь в свой состав. И потому самое большее, что могут сделать либералы - это обеспечить внешнюю поддержку в такой степени, как это имеет место в Молдове или Украине - "чтобы не было войны", а была в конечном счете стагнация и вымывание населения на рынки труда в ЕС.

Значит, раз прежняя модель исчерпана или почти исчерпана, новая модель скорее всего должна быть также неожиданной для восточной Европы, как неожиданной стала модель имеющаяся. В этом смысле идеи Валерия Цепкало - по-моему, интересны. И если можно как бы спорить, кто первым сказал о развитии Беларуси по модели восточно-азиатских стран в 90-х годах. А чем больше проходит времени с 1994 года, тем больше людей говорят, что они это формулировали "еще тогда" :) То, что касается, идей, изложенных в перепечатанном мною посте, там все - без сомнений, продумано и сформулировано В.В.Цепкало. Как на мой взгляд, очень интересно. Во всяком случае, тут есть что обсуждать, это отличная отправная точка, чтобы что-то обсуждать позитивно и всерьез. Иные имеющиеся четко сформулированные варианты - это однозначно сильный гражданский конфликт или стагнация.


***

tsepkalo: (глава нашего Парка высоких технологий):

"В поиске скрытых пружин развития.

17 Май, 2011 at 12:02 AM

Продолжает экономическими успехами удивлять Китай. В первом квартале 2011 года КНР дал рост ВНП в размере 9,7 процента. За апрель месяц рост экономики «Поднебесной» составил более 10 процентов.

Этот показатель достигнут исключительно за счет роста экспорта, который составил 35,8 процента (до 155 млрд. долларов). За счет этого профицит внешнеторгового баланса КНР в апреле составил 11,4 млрд. долларов.

Всего лишь за двадцать лет Китай проделал громадный путь – от беднейшей страны к мощной индустриальной державе, второй экономике мира. За это же время Россия также прошла путь - от индустриального государства к крупнейшей «энергетической сверхдержаве» (по определению В.Путина) или, в традиционной терминологии - «сырьевым придатком», самым крупным поставщиком нефти, газа, черных и цветных металлов, древесины и иного сырья не только для Европы, но теперь и для Китая.

Стратегия дальнейшего развития России понятна: она планирует занять еще более высокое положение среди государств мира, специализирующихся на поставках природного сырья. С этой целью строятся новые нефтегазовые магистрали в виде Южных и Северных потоков, так как существующая инфраструктура уже не справляется с всевозрастающим ростом освоения природных недр.

А что же Китай? Какую дальнейшую стратегию экономического развития он для себя изберет?

На первый взгляд все вроде просто. Уже на протяжении нескольких десятилетий темпы роста ВНП в КНР не падают ниже 9 процентов. Причем. Обеспечивается он за счет роста экспорта. Так зачем что-то придумывать, когда и так все хорошо? Но это лишь на первый, самый поверхностный взгляд.

При высоких темпах роста ВНП самым большим вызовом является инфляция (в желании бороться с инфляцией Беларусь и Китай схожи). Однако, предложенный КНР рецепт борьбы с инфляцией полностью противоречит нашим экономическим представлениям. Ведь для ее сдерживания КНР предложила совершенно неожиданный на первый взгляд ход – ограничить инвестиции!

…Мужество - это не только готовность идти в бой в отстаивании своих ценностей. Мужество – это еще и осмысленная решимость ставить под вопрос истинность установленных правил и принятых убеждений. Если хочешь быстро развиваться, быть лидером, а не плестись в хвосте, нужны инновационные решения, нестандартные подходы. Нужна смелость в экономических решениях, способность идти на риск и брать на себя ответственность.

Ограничение инвестиций кажется настолько неожиданным, настолько смелым, нелогичным и непонятным ходом, что и белорусская, и российская экономическая мысль его предпочла не заметить, то есть просто проигнорировать.

Для нас это вполне естественно – ведь Беларусь рассматривает иностранные инвестиции в качестве единственной панацеи от экономических неурядиц, в том числе и в борьбе с инфляцией. Неожиданным оказалось то, что от комментариев на данную тему уклонилось и профессиональное российское экономическое сообщество.

А зря.

Дело в том, что на определенном этапе экономического развития не всякие инвестиции становятся нужны. Конечно, на этапе индустриального развития страна согласна, как говорится, на любую, даже самую неквалифицированную, грязную и низкооплачиваемую, работу. Поэтому приветствуются любые инвестиции. На этом этапе в стране размещаются самые разные производства, в том числе оказывающие вредное воздействие на экологию и здоровье человека.

В стране размещают текстильные, швейные производства и изготовление разного ширпотреба – булавки, зажигалки, расчески, дешевые детские игрушки и пр. Оплата труда рабочих очень низкая, но это лучше, чем вообще ничего – по крайней мере, обеспечена занятость.

Уровень жизни населения хоть и остается низким, но, по крайней мере, в стране растет занятость, люди начинают видеть какую-то перспективу. Постепенно в стране размещаются всякие сборочные производства – машин, компьютеров, телевизоров, станков, оборудования,… Создаются микроэлектронные производства.

При всем разнообразии вышеперечисленных типов производства их объединяет одно – это низко-квалифицированный и мало-оплачиваемый труд. Работник на швейном производстве и на микроэлектронном заводе должен обладать одними и теми же навыками – острыми глазами, аккуратностью, педантичностью и дисциплиной. Все! Ни особого образования, ни интеллекта ему не требуется. При такой экономике «незаменимых людей нет», а зарплату такому работнику можно платить такую, чтобы он мог обеспечить лишь свои базовые потребности.

Но приходит время и перед страной становится выбор – или продолжать размещать у себя заводы, или пытаться вырваться в экономические лидеры. Но лидером не станешь без модернизации, без инноваций, без развития высокотехнологических секторов экономики. А это требует перестройки всей структуры экономики и управления.

На смену жесткой дисциплине труда приходит мотивация работника. На смену иерархическим структурам управления должны прийти партнерство и командная работа. Соответственно, меняется и роль государства: из надсмотрщика или «ночного сторожа» оно превращается в союзника, партнера бизнесу. Карьерный рост чиновника и его зарплата напрямую зависит от успеха бизнесменов твоего города, округа, страны.

Главная цель при построении «экономики знаний» - не рост ВНП, не «рост объемов производимой продукции», как в индустриальной экономике, а высокие доходы людей. Высокая оплата труда становится главной целью экономической политики государства. Поэтому идет ориентация, прежде всего, на интеллектуалоемкие отрасли, на отрасли, дающие высокую добавленную стоимость.

Высокие доходы населения до неузнаваемости преобразует ландшафт страны – города становятся красивее и чище, возникает множество современных торговых и деловых и банковских центров, жилые дома становятся все более дорогими и эстетически привлекательными, появляются множество ресторанов, кафе, спортивных залов, косметических салонов и прочих атрибутов богатых городов. Бедные ткачихи, швеи или работники на конвейере с заработной платой в 100-200 долларов этого себе позволить не могут…

Именно поэтому Китай объявил об ограничении инвестиций в страну, за исключением 4 отраслей:

1. информационные технологии
2. биотехнологии и фармацевтика
3. нетрадиционные источники энергии
4. новые материалы.

Теперь, если вы захотите создать там швейное производство или сборку автомобилей – вам китайцы сделают «от ворот – поворот». Ведь вы отвлекаете человеческие ресурсы на направления, которые при низкой оплате труда препятствуют развитию современной инфраструктуры, а значит - консервируют отсталость.

Пишу я об экономической стратегии развития КНР не для того, чтобы мы в очередной раз восхищались успехами «поднебесной» империи. Мы можем только радоваться экономическими достижениями некоторых стран мира, которые всего лишь за пару десятилетий сумели посрамить тех ученых, которые делили и продолжают делить страны на «передовые» и «отставшие навсегда».

Когда еще в 1994 году мной была сделана первая попытка обратить внимание на опыт стран Юго-восточной Азии в книжке «Беларусь: путем «дракона», многие тогда насмехались. Про Сингапур и Корею мне отвечали, что «они не могут сделать даже простую лопасть для авиационной турбины». Про Китай обычно рассказывали анекдот, как их специалисты в области сельского хозяйства сеяли картофель и тут же его выкапывали и съедали, «так как очень хотелось кушать».

Но за всеми этими анекдотами была продуманная экономическая политика, которая ломала устойчивые представления о том, как надо развиваться. За это время Сингапур обошел по доходам на душу населения США. Корея за это время создала известные во всем мире «брэнды» - Samsung, LG, Hyundai, KIA и достигла западноевропейского уровня развития. Китай стал второй экономикой мира.

Может, мы вскоре узнаем, что та финансовая неурядица, которую устроил белорусской экономике наш Нацбанк, имела глубокий стратегический замысел. И остановка работы тысяч предприятий и лишение работы 600 тысяч человек (по данным министра статистики) имели свой глубокий экономический замысел. Не исключено.

Ведь совершенно неожиданно для всех приняло руководство КНР решение ограничить инвестиции во всех отраслях экономики, кроме четырех, с их точки зрения, наиболее передовых. В свое время «революция Мэйдзи» началась в Японии с того, что были резко подняты налоги на сельскохозяйственные земли. В результате стали разоряться многочисленные крестьянские хозяйства. Сотни тысяч человек становились безработными. На первый взгляд – зачем?

Однако, смысл в этом был. Для модернизации в стране требовались свободные рабочие руки. А где их было взять? В Японии пришлось разорять крестьян, чтобы они стали работать на предприятиях, закладывающих основу будущей японской экономической мощи. В Китае - ограничивать развитие трудоемких и низкоинтеллектуальных отраслей экономики.

Может и у нас в Нацбанке имеется специальная программа разорения предприятий, чтобы создать серьезную массу свободных рабочих рук, которые пошли бы трудиться на наиболее перспективные предприятия страны, способные обеспечить технологическое лидерство нашей страны в ближайшее время?

Может я не прав, утверждая, что нынешняя валютная политика направлена на наказание экспортера? Может, я просто недостаточно проницателен, чтобы понимать причины создания дефицита валюты в стране, когда валюта от экспорта продолжает поступать (в возрастающих объемах)!

Мы уже привыкли к тому, что любое действие требует объяснение. Мы же пишем различные концепции и программы экспорта, инновационного и прочего развития. Конечно, и бизнес, и население ожидает, что ответственный представитель главного финансового учреждения страны расскажет о стратегии выхода из нынешнего положения.

Насколько я понимаю, мы психологически пока не готовы, как в наиболее успешных странах мира, сесть за один стол с деловым сообществом. Но уж точно не противоречит нашей национальной традиции выйти и объяснить: Вот, мол, у нас сложилась такая ситуация (дается описание нынешнего положения). Нацбанк планирует сделать такие шаги (первое, второе, третье). При этом ожидаются такие-то негативные последствия (рассказывается о последствиях). Однако, выполнения данных мер позволит достигнуть таких-то результатов (в краткосрочной и среднесрочной перспективе) и даст такой-то положительный для экономики эффект.

А пока все ждут, но никто не понимают, что происходит, что будет завтра, послезавтра.

Это приводит к тому, что вместо так называемого «органического» мировоззрения, при котором общество понимает основное направление (доминанту) развития, формируется эклектический взгляд на происходящее в стране. Происходит потеря ориентиров, уходит ощущение единства, идет раскол «общественного поля», когда безобидные диспуты вдруг приобретают реальное идеологическое бытие. Время и силы общества растрачиваются на обсуждения, споры, дебаты, распри, интриги, конфликты, опасность которых заключается в разложении (аннигиляции) системы…."

Окончание следует.
nuclear

Ф.Дайсон о будущем - 1

Via http://matveychev-oleg.livejournal.com/122378.html

***


Фримен Дайсон соавтор Фейнмана по квантовой теории поля, номинант на Нобелевскую премию (он оказался четвертым в списке соапвторов, а премию дают максимум  трем), почетный доктор ряда университетов и академий, яркий и оригинальный интеллектуал совремнности, входящий десятку  самых умных современников, согласно различным рейтингам.
Дананя лекция была прочитана еще в  2004 году в Нью Джерси.
 На русском вышла в  журнале "Что нового в науке и технике"  № 1 за 2005 год

Разговор пойдет о биотехнологиях и социальной справедливости. Мне кажется абсолютно само собой разумеющимся, что биотехнологии фундаментально и во многих отношениях изменят наш мир в течение на­чинающегося столетия, что нашему миру самым отча­янным образом недостает социальной справедливости и что на нас на всех лежит обязанность использовать возможности, даваемые биотехнологией для достиже­ния целей социальной справедливости. И все-таки я больше люблю иметь дело с типичными примерами, не­жели с абстрактными принципами. Поэтому мое вы­ступление будет построено на нескольких сюжетах, ка­сающихся возможного будущего.
Всего таких сюжeтов восемь. Один их них о предсказании, которое осущеcтвилось. Еще один о предсказании, которое оказалось ложным. Остальные шесть о предсказаниях, которые могут оказаться истинными, а могут оказаться ложными. Жизнь - это игра случая, и то же можно сказать о науке. Чаще всего наука не может сказать нам, что про­изойдет. Но наука дает нам шанс, что произойдет то, что без науки никогда бы не произошло. Если мы проявим мудрость и правильно воспользуемся возможностями, предлагаемыми нам наукой, то покидаемый нами мир окажется немного лучше, чем тот, в который мы пришли. Нам не надо сейчас договариваться о том, что это «лучше» означает. Достаточно лишь согласиться, что это «лучше» включает некоторое смягчение тех ко­лоссальных несправедливостей и того колоссального неравенства, которыми мир изобилует сегодня.

1.Бытовые биотехнологииCollapse )

nuclear

Мария Яновская : "Исход. Люди ищут любые возможности, чтобы бежать с юга Кыргызстана"

Совсем, как полагал Александр Собянин ( sobiainnen ) : миграция из ЦА предпочтительнее на Урал-Сибирь-Дальний Восток, комплиментарность там с местным населением положительная. В отличие от мегаполисов европейской части РФ.

Киргизы мне вообще показались по психологии "идеальными русскими", пока не доходит до исторического сознания. Там, где на поведение влияет историческое сознание, у киргизов всплывает собственный исторический опыт - раздробленные горные кочевые племена, у русских - идеократическая Империя. Но в российских регионах эта разница должна нивилироваться. Сравнительно легко вольются в состав русских.

Исход узбеков в Россию даст результат не такой. Будет махалля.

Но вообще, странно, что махалля и более высокий уровень жизни, глубокая интеграция в "мафиозно"-базарные отношения, солидарность этнического меньшинства не позволяет узбекам эффективно сопротивляться раздробленым и вечно ругающимся между собою весьма бедным киргизам. И это притом, что на юге узбеки - под 40% населения.

Если идти, как преполагает sobiainnen ( http://guralyuk.livejournal.com/1506599.html?thread=13057319#t13057319 ), от теории Гумилева, тогда объяснение возникает действительно легко: киргизы более молодой пассионарный этнос, а узбеки - скорее, этнос в стадии гсоподства обывателя, "золотой осени". Можно и более витиевато: киргизы - периферийный этнос рухнувшего в надломе в ходе господства советской антисистемы российского суперэтноса, сохранивший более высокую пассионарность, чем русские в центре и в столице, а их конфликт с узбеками - это конфликт двух суперэтносов: русского и тюрского, давно сложившегося в Средней Азии, продолжение войн 19-го ст. и войн с басмачами. Можно обе оценки киргизов и совместить, рассмотрев их в процессе интеграции в русский суперэтнос в ходе присоединения к Российской империи и СССР комплиментарной русским части кочевых народов. В пользу обеих или даже трех трактовок киргизов сработает и то, что киргизы русских в своих сварах целенаправленно не трогают и вообще стремятся быть вместе с Россией, даже в виде России как РФ. В таком случае, да, логично: киргизам надо ехать на периферию "российского суперэтноса", в зону его контакта с тюрками и кочевниками - на Урал-Сибирь-Дальний Восток, где сохраняются сохравшие пасинарность после разрушения ядра российского суперэтноса окраинные российские этносы или субэтносы.

В рамках теории Л.Гумилева - построение, конечно, логичное.

Хм.

Впрочем, узбеков тоже можно рассматривать в контексте российского суперэтноса, как один из менее комплиментарных по сравнению с киргизами по отношению к русским этносов, вошедших в орбиту русского суперэтноса. Тогда нынешний конфликт киргизов-узбеков Киргизии будет выглядеть менее жестко.

***

Collapse )
nuclear

Узбекский фактор при подавлении выступления бакиевцев в Жалал-Абаде и на юге вообще

"Черный Айбек". Местный авторитет-узбек сторонник Бакиева. Один из основных действующих лиц конфликта в г.Жалал-Абад.
Узбеки были с обеих сторон. Но на стороне противников Бакиева их было, очевидно, больше и там они организованы в более идеологизированные структуры - партия, парламентарий и его сторонники и т.д. Ополчение вместо милиции в Жалал-Абаде, если правильно понял, сейчас срочно набирается в значительной степени из числа узбеков. Противостояние с бакиевцами перешло в вооруженную ожесточенную форму. С трудом могу себе представить ненасильственное решение. Сейчас к тому же уволят за лояльность Бакиеву значительную часть милиции в этой области, это наложится на узбеко-киргизский "момент". Количество вовлекаемых в конфликт людей скорее всего нарастает.

Если действительно вооруженные бакиевцы. в т.ч. родственники Бакиева все еще находятся в Жалал-Абаде, но еще не "вычещенная" милиция блокирует их задержание - тоже показатель сложности ситуации.

***

Collapse )
nuclear

skurlatov: "Политическая возня вокруг трагедии голодомора"

Важное для мнение о моей книге о голодоморе skurlatov

***

skurlatov: Политическая возня вокруг трагедии голодомора :

Украинский президент Виктор Ющенко потерял чувство меры и обвинил «русскую нацию» в умышленном умерщвлении украинцев путём голодомора. Мол, голод в начале 1930-х годов организован специально для украинцев. Это не анекдот, а заявление первого лица Украины! Казалось бы, не подлежит обсуждению. Пусть зомбированные брызгают слюной и проклинают, но честный историк призван противопоставить этой лжи – добросовестное исследование. Такую работу провёл Collapse )