Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

nuclear

Сергей Кизима: История одной дуэли. Научной…

Наше местное.

Поразмышлял...

Хорошо понимаю Сергея: меня отвратило от нашей оппсреды в свое время примерно то же, с чем он полемизирует в своей статье - чудовищная некомпетентность их авторов при анализе всего, что происходит в Беларуси. Некомпетентность и идеологическая нетерпимость. Эта некомпетентность - системная: в оппсреде просто неоткуда взяться как раз компетентности, уход в оппсреду даже бывших чиновников мгновенно делает из них маргиналов, лишенных доступа к реальной информации о том, как принимаются решения. При этом идеологическая нетерпимость как бы более простительна: оппсреда является геттоизированным кругом людей, их диссидентская непримиримость с окружающей реальностью объяснима. Но сам микс нетерпимости и некомпететности при либеральной идеологии оппсреды, подразумевающей жизненный успех ее носителей, коего на деле нет, выглядит чудовищно абсурдно.

Я, правда, в отличие от Сергея, не вижу смысла в полемике с этим кругом интеллектуалов и политиков. По-моему, для общества лучше оставить их вариться в своем соку. Их оценки реальности все равно рационального смысла как правило не имеют. А полемика с ними заставляет вдумываться в их заведомо обычно бессмысленные "выводы" и переходить на принятый у них агрессивный стиль общения, обозляясь и уподобляясь им становиться также идеологически нетерпимыми. Это как борьба с бурей в стакане воды. Когда придет время, многие наши местные пороки будут преодолены, но это совсем не значит, что в результате такогот преодоления к власти придет оппсреда или ее идеи и ее ценности. И не они на самом деле будут преодолевать эти пороки, как не диссиденты "развалили Союз" и не диссиденты пришли к власти после его развала.

Бороться с ними - это как бороться с тенью. Лучше стремиться поближе к солнцу, концентрироваться на поступательном, тогда тень сама по себе станет меньше, и ничего страшного, что она станет гуще и темнее.

Но я очень хорошо понимаю эмоциональную неприязнь Сергея к этому кругу людей. Откуда и его стиль. Им бы сделать немыслимое и глубоко задуматься, почему они вызывают такое отвращение у общества... Ибо после Лукашенко, когда такое время настанет, это отвращение найдет своих выразителей с куда более резко выраженным политическим темпераментом, чем, скажем, у меня. И не думаю, что эти люди Тогда отнесутся к оппсреде лучше, чем относится к ней "лукашенко" Сейчас.

***

История одной дуэли. Научной…

Сергей КИЗИМА, доктор политических наук, заведующий кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь:

— Российско-белорусская интеграция имеет много измерений, и одно из них — научное. Мы знаем, что в научные программы в рамках Союзного государства инвестированы с высокой отдачей десятки миллионов долларов, но значение имеет также и научная дискуссия о перспективах белорусско-российских отношений. К одной из таких дискуссий на страницах уважаемого российского журнала «Мировая экономика и международные отношения» я и хочу привлечь внимание читателей.

Дискуссия эта возникла в связи с тем, что главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Ю.В. Шишков опубликовал в данном журнале свою рецензию на широко известную книгу Ю.Ф. Година «Белоруссия — это «Брестская крепость» современной России». Collapse )
nuclear

Александр Белый: "Переосмысливая Голодомор". Рецензия на мою книгу о голоде 1933 г.

Не помню, читал ли ее раньше. Попалась на глаза символично сегодня, как раз, когда приехал из Киева.
Ни одна моя книга не получила столь хорошего признания. Хотя на предыдущую вышло больше рецензий.

***

2009-02-08 Александр Белый
Переосмысливая Голодомор
Книга Ю.Шевцова «Новая идеология: Голодомор» представляет собой едва ли не первую последовательную попытку критической ревизии украинского национального (или, точнее, националистического) мифа о Голодоморе как о сознательном акте геноцида, направленном против украинцев как этноса. По крайней мере, в виде популярной книги, адресованной массовому читателю. Восприятие трагического голода начала 1930-х гг. как геноцида украинцев было привнесено в массовое сознание тогда ещё единого СССР в 1988 г., с публикацией перевода книги Р.Конквеста «Жатва скорби», и всё последнее двадцатилетие постоянно набирало силу, достигнув пика в 2008 г., в связи с 75-летием трагедии. Такая трактовка событий наложилась на стабильно ухудшавшиеся отношения между Украиной и Россией, причём для украинской стороны это ухудшение, в значительной степени, является морально обоснованным именно Голодомором.

Напряженность в российско-украинских отношениях из-за Голодомора во многом сродни российско-польской напряженности из-за Катыни, но если в Катыни и подобных лагерях для интернированных было уничтожено несколько тысяч польских офицеров, то оценки прямых потерь Украины от голода начала 1930-х гг. достигают 7-10 млн. человек (более трезвые цифры колеблются в диапазоне 2 – 3,5 млн.), и поэтому накал страстей вокруг трагедии вполне объясним.

До сих пор, реакция как российской власти, так и российского общества, на обвинения со стороны украинских историков и публицистов была исключительно контрпродуктивна, колеблясь примерно в диапазоне от высокомерного отрицания трагедии до издевательского злорадства, усиливая, в свою очередь, чувство унижения и фрустрации у украинцев. Тем ценнее взгляд на проблему со стороны. Историк и политолог из Беларуси может позволить себе большую степень дистанцирования от обоих «национальных дискурсов», чем интеллектуалы, непосредственно в эти дискурсы вовлечённые и может попытаться взять на себя роль своеобразного посредника. С рядом оговорок, эту попытку критики мифа о Голодоморе-геноциде нужно признать удачной.

Очень интересна та часть книги, где Шевцов стремится дать рациональное и четкое описание того, что по мнению националистов, являлось осознанно выбранной мишенью геноцида: украинской [советской] нации. Достаточно нетривиально его наблюдение, что в течение 5-6 лет, предшествовавших «рывку» первых пятилеток, центральная власть проводила политику осознанного территориального и идейного укрепления советской версии украинского и белорусского национализмов: Collapse )