Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

nuclear

Вера Викторовна Королева

Какие будут мнения?

Вера Викторовна Королева




Via http://sobiainnen.livejournal.com/64728.html
На фото: киргизская милиция обеспечивает порядок на летнем народном празднике на озере Иссык-Куль, 27.07.2006. Копирайт: Боровиков Сергей Евгеньевич.
nuclear

Лагерь "Молодая Абхазия" в Кодорском ущелье. Военно-идеологическая подготовка молодежи.

Выложено на грузинском блоге. Там не обратили внимание на очень важное, быть может, самое главное: не закрытые лица молодых людей и инструкторов. Никаких масок - никакой подпольной борьбы в условиях оккупации не предполагается. Детей готовят воевать изначально только открыто и только на смерть. Либо победа либо смерть либо в крайнем случае изгнание. К возможному конфликту с Россией так тоже готовить не могут. Страна развернута только против Грузии. И это внутренняя установка. Это - не "оккупанты навязали".

Потрясающий ролик. Готовый костяк документалки на Оскар о глубине возможной межэтнической ненависти и о причинах, каким образом страна, стремящаяся аргументировать свою европейскость, вызывает к себе столь сильную ненависть у соседнего народа даже после стольких лет раздельной жизни. Найти культурологическое решение проблемы нормализации отношений осетин и абхазов с грузинами - это было бы, возможно, одной из ключевых тем взаимодействия России и ЕС. Точнее, одной из ключевых тем, проблема исламских народов Кавказа осталась бы вне этого решения. Во всяком случае, в значительной степени вне... Но степень напряженности на Кавказе и угроз с Кавказа России могла бы уменьшиться очень значительно.

Если, конечно, такое решение существует.

nuclear

Западное Полесье как иная западная Украина и т.д.

Наше местное.

К этой дискуссии

Западное Полесье - это полоса примерно от Пинска до Бреста, св. миллиона человек. Местные диалекты на Украине обычно считаются украинскими, у нас наша свядомая публика чаще всего считает белорусскими или какой-то "переходной зоной" от белорусских к украинским.

На мой взгляд, диалекты тут украинские, но исторически и идентификационно население традиционно в основном тяготеет к государственным образованиям, где большинство населения составляет белорусоязычное население или, как сейчас, население, которое переходит от массового белорусского языка к русскому языку. На границе так часто бывает. Сейчас тут, как и везде в РБ, заканчивается процесс перехода к русскому языку. От диалектов, к сожалению, остаются лишь отдельные социальные "острова". Но процесс еще не закончился.

Интересно с культурологической точки зрения: любая попытка быстрой, особенно административной, т.е. несколько насильственной белорусизации обязательно натолкнется на западном Полесье со спровоцированном ею ростом внимания к местным диалектам. То есть спровоцирует рост украинского сепаратизма и местного автономизма. Так уже было в конце 80-начале 90-х годов. Но результатом этого "процесса" станет ориентация основной массы населения региона не на активистов каких бы то ни было националистичсеких движений, а - на русскоязычного лидера, который выступит против всех. Л. попал в эту закономерность: его традициионными регионами наибольшей поддержки является его родная Могилевская область и Брестская область, населенная в основном "западными полешуками". На выборах обычно эти области по поддержке ему лидируют.

Логика тут с одной стороны простая: наш национализм в случае своего усиления уже наначальной стадии вносит в пограничный регион тревожные конфликтные ожидания. Разумеется, основная масса населения из таких ожиданий делает выбор в пользу того, кто национализм будет подавлять. В этом плане, симпатии украинских националистов к белорусским - наивны. Любое усиление нашего национализма грозит втягиванием Украину в непростой пограничный и он же обязательно этно-конфессиональный конфликт, результатом которого будет Л. или "такой же, как Л., только еще жестче российско-ориентированный".

Еще глубже уровень: наш национализм обычно любит поиграть в католицизм. Брестская область же - опора православной церкви и протестантов.

Еще глубже - отторжение от западно-украинского типа культуры, который установиолся в ЗУ. Там и региональные противоречия Волынь-Галиция и просто отторжение от типа мышления, где подразумевается постоянная внутренняя "этно-культурная" консолидация против "иных". В ЗУ это исторически было связано с геноцидом носителей иных идентичностей: русских, поляков, евреев, украинцев-"восточников" и т.д. Перенос культуры с таким наследием в Брестскую область проблематичен. Наоборот: украинцы-мгранты с Волыни тут массово переходят к местным формам идентичности, растворяясь в местном социуме, как бы "забывая" "Бандеру" и "Шухевича". В этом смысле, кстати, Западное Полесье - это Другая Западная Украина, даже альтернативная Западная Украина. И еще не совсем понятно, какая из "западных Украин" органичнее для украинской культуры - националистически унифицированная ЗУ или же то, что мы имеем в Брестской области. Хотя, конечно, проблема украинского языка в Брестской области остается в таком случае "открытой".

Есть и польский уровень проблемы тут - противоречивого практичного использования "приграничных" возможностей, свойственного крестьянско-мещанскому здравому смыслу, и одновременно отторжения самой польской культуры.

Есть и еще один пласт: в случае роста в западном Полесье конфликтности не факт, что украинское течение будет сильнее противостоять белоруссизации, чем местный "автономизм". В 80-90-х годах местный автономизм выдвинул идею о том, что западные полешуки есть особый народ и три четверти территории этого народа, расположены на территории Украины. Разумеется, предполагалось эти части воссоединить в едином государстве "Етвызь" :) Конечно, это идея иллюзорная, но этот автономизм был тогда в Брестской области неожиданно сильнее любого иного движения. И, в общем, проблема вполне может при каких-то обстоятельствах повернуться и наоборот - переносом части конфликта из Брестской области на три соседние украинские. Не даром украинцы-мигранты в Брестской области органично сливаются с местным населением. Не так уж сильна в них украинская идентичность. Особенность любого пограничья.

С культурологической точки зрения наш национализм все таки надо описать какой-нибудь объемной работой. Что-нибудь вроде "Феномен неразвившегося традиционного восточно-европейского национализма, трансформировавшегося в деструктивную секту".
nuclear

201. Точка абвера в Беловеже в Беловежской пуще.

Кто-нибудь сталкивался с инфой про нее? Вроде, там был внедрен польский разведчик по линии ГРУ в 42г., еще до того, как немцы делом Катыни разрушили связку ГРУ-польские структуры. Но разведчик, опять же, вроде бы, работал до 44 года. Его тоже вроде бы обеспечивал отряд Никора, действоавший в южной части Беловежкой пущи и в Ружанской пуще. Отряд действовал в регионе до прибытия разведчика и был связан, судя по всему, с подпольем в Бресте (ОАК) и Белостоке (ОАК). (имена могут разведчика и командира отряда могут быть разными).

Какое отношение к этой истории имели два заместителя Бельченко, оставленных им на нелегеальном положении при отходе из Белостока в июне 41г.? А также АК и отряд Орловского? Какие спецгруппы НКВД действовали в районе Беловежской пущи и самого Белостока? Как конфликт между АК и советскими партизанами после раскрутки немцами дела Катыни с мая 43г. сказался на Подляшье и вокруг Беловежа?

Что за разговоры про резидентуры британской разведки в Бресте и что-то непонятное в этом же духе по Белостоку?

201-я охранная полицейская бригада, переформивроанная в конце 42г. - начале 43г. в дивизию, в состав которой входил украинский батальон ухевича, следовала в 41г. в Витесбкую область чуть севернее Беловежа, видимо, Беловеж включая. Свой собственный концлагерь для советских военнопленных она держала еще в 42г. в районе Гродно. Напрашивается какой-то контакт у нее с Беловежем по всему 42г. Кох, опять же, больше првоодил времени в Белостоке и В.Пруссии, чем в Ровно. Белорусские коллаборанты в Белостоке искали связь с британской разведкой как-то слишком зримо. Вплоть до побега одного деятеля в Швецию.
nuclear

181. Какую сеть должна была стремиться создать в ВЕ разведка союзников?

Разбираюсь с разведгруппами союзников в региона Беларусь, Украина, восточная Польша, Литва-Латвия в 42г.

Чисто логически" это могла быть только британская разведка-разведки. США - почти невероятно. Ее целями должнно было быть:

1. Ведение стратегической разведки на коммуникаициях немцев с задачей определения степени активности немцев на Восточной фронте. Эти сведения дролжны были продтверждать или опровергать информацию о немецкой активности на Восточном фронте, полученную через агентуру в Берлине. Вспомогательная задача этих групп - оценка уровня антинемецкого движения в регионе и его влияния на немецкую активность. Для этого "англичанам" надо было контролировать передвижения на основных ж\д магистралях. Информация могла быть не очень подробной. Достаточно было видеть общий фон.

Т.е. по группе армий "Центр" надо было иметь разведгруппу в Бресте (4 направления на восток, включая основное - на Минск), менее важная группа - в районе Белосток-Полоцк-Витебск. Скорее западнее, чем всоточнее - снабжение 3-й танковой армии и района Ржева-Сычевки. Скорее - - западнее. чем восточнее, т.к. ход самих боевых действий на фронте англичан скорее всего не интерсовал. Главное было фиксирвоать переброски немецких войск с Запада на Восток.

На Юге нужна была группа в районе Ковеля-Ровно. И на ж\д ветку южнее.

2. Ведение политической разведки и контакт с местным антинацистским подпольем. В Англии находилось эмигрантское правительство Польши и что-то наподобие - прибалтийских стран. Задача: контролировать реальное влияние этих правительств на местах. Т.е. разведгруппы должны были находиться в местах концентрации польского и прибалтийского населения. Вероятно: Белосток, Вильнюс, Каунас.

Ориентивроанные на эжмигарнтские правительства группы должны были служить агентурной сетью для разведгрупп и системой их мат.обеспечения. Скорее всего, в лесу возле крупных городов, где могли находиться разведгруппы формирвоания АК (или иных националистических польских организаций), а также - возможно, кого-то из прибалтов, должны были обеспечивать группу так, как Медведев обеспечивал Кузнецова в Ровно, Ваупшасов свою агентурную сеть в Минске и т.д. Где-то в северной части региона, ближе в сторону Швеции должен был быть ретрансляционный пункт связи с функциями, видимо, как у Линькова на Князь-Озере. Точка связи с разведгруппами должна была быть, скорее всего, в южной Швеции.

С географической точки зрения, для английского аналога Князь-Озера подходят Беловежская пуща, Жмудь и Поозерье в северной Беларуси. Этот пункт связи должен был иметь возможность приема самолетов или по-крайней мере груза с самолетов,а, значит, ясный ориентир рядом. Советская разведка использовала для такой цели крупные озера.

Места базирования отрядов обеспечения для разведгрупп в городах: для Бреста - болотистая местность юго-восточнее города или - что хуже - южная или западная часть Беловежской пущи. Скорее всего, места проживания поляков, кусты польских деревень, ныне почти исчезнувшие.

Для Белостока - западная часть Беловежской пущи. Августовская пуща? Район Сувалок или Мазурских озер? Сувалки тогда - регион с заметным литовским населением и противостоящим ему - польским. Западная часть Беловежской пущи - противостоящие православные (белорусы-украинцы) и поляки. Скорее всего, группа должна была опираться на поляков.

Вильнюс - Поозерье, примерно район нынешней Игналины. Поляки.

Каунас - Жмудь.

Для политической разведки необходимо было ориентивраоться на крупные города. Вокруг них располагались ппартизанские группы и было подполье. А также на католчисекий клир. Католическая церковь в Беларуси была подчинена Каунасу. Т.е. в районе Каунаса разведгруппа - обязательна. В районе Альбертина, где сидело управление небольшим кстом униатских приходов с экзархом, имевшим выход на Львов-Шептицкого - если удалось установить контакт в окружении экзарха - вероятно. Как раз рядом важный ж\д узел Барановичи. Плюс - Вильнюс как крупный город с большим количеством католических храмов и клира.

Для политических контактов необходимо было быть в курсе того, что происходит внутри немцеких столиц административных единиц. Разведгруппы возле Белостока, Каунаса, Минска и небольшая агентурная сеть в них.

Военное прикрытие от местных партизан разных направленностей: только АК. Группы обеспечения агентов в городах должны базироваться на основе местных отрядов АК. Близ Каунаса - на литовских националистах. Контакт с советской разведкой на местах - почти исключен. Состав групп - этнические поляки.

По п.1 и 2. разведгруппы должны были совмещать обе цели. Т.е. групп должно было быть около 4-х: Белосток, Брест, Вильнюс, каунас и пятая - возможно Минск. А в Украине - скорее всего Ровно. Группа, работавшая по Бресту, должна была держать в поле внимания ж\д движение по Ковелю. Т.е. ее отряд обеспеченния - вероятно - южнее Бреста. Видимо, в районе Ратно. Группа, работавшая по ровно с Брестской группой прямого контакта могла не иметь. Но должно было быть согласование с группой, работавшей по Белостоку, тю.кю. и в Ровно и в белосткое сидел один лидер - Кох. В основном причем находился в В.Пруссии и чаще в Белостоке чем в Ровно. Белостокая группа потому, вероятно, обладала большим политическим значением, чем Ровенская.

Разведгруппы должны были стремиться иметь информацию о ходе переговоров Бульбы со всеми сторонами и , возможно, Гадлевского. Еще раз напрашивается "дополнительная" группа в районе Барановичей. Скорее всего информация им поступала через каналы польского подполья.

3. Контакт с группой заговорщиков в вермахте. Прежде всего, в штабе группы армий "Центр" и в абвере. Важная задача: отслеживать прямые контакты с этими заговорщиками со стороны СССР, препятствовать сепаратному соглашению СССР-вермахт. Контактные точки - точка абвера в Беловеже в Беловежской пуще ? Возможно, в Лепеле (Боровках)? В Борисове? В Смоленске - штаб группы армий Центр" ? Для обеспечения связи с агентом в "Смоленске" нужен дополнительный узел связи, что сомнительно. Если только в Поозерье не было сильной группы с таким узлом, опиравшейся на поляков.

Похоже, контакт в штабе группы армий Центр у англичан мог быть. Вроде, советская разведка получала какую-то информацию оттуда через свои каналы в английской разведке в Лондоне.

В общем, если такой сети создать и не удалось, то английская разведка должна была по-крайней мере стермиться создать примерно такую сеть. Т.е.: небольшие агентурные сети под, видимо. одного внедренного агнета в Бресте, Белостоке, Ровно, Вильнюсе, Каунасе, возможно, Смоленске и группы обеспечения в лесу близ этих городов в местах концентрации польского в основном националистического движения.

Узел связи - ретрансляции в районе Белостока - Жмуди - Поозерья. Управляющий центр - южная Швеция.

Точки контакта с абвером, видимо. в районе каких-то его "школ" в отдаленных местностях.

Точки контакта с советской разведкой могли быть почти везде: Линьков оставил отряд под Лепелем и в создал в Поозерье и Налибокскойпуще. Сам базировался недалеко от Барановичей. Медведев, державший с ним связь - возле Ровно. Бринский в конце 42г. был послан Линьковым под Ковель и почему весь 42г. держал связь с Линьковым связными, радио доверял не все. В районе Белостока оставались два офицер Бельченко. Но, по идее, должна была быть заброшена в 42г. и разведгруппа ГРУ. Хотя необходимости в таком контакте ни у союзников ни у ГРУ не было.

Поищем по этой схеме.
nuclear

115. Линьков-Ковпак и аэродром на Князь-озере в январе 43-го года

Конспект Вершигоры - 3

Значит, аэродром сделали на озере силами Ковпака. В конце концов самолеты стали летать каждую ночь. Беспрецедентное снабжение. Хотя судя по описанию "дипломатом" землянки Линькова-Банова в первый день контакта, там тоже далеко не бедствовали.

Обеспечивал снабжение Ковпака авиа-полк Гризодубовой.

Предполагаю: Ковпак знал, куда шел, направляясь к Линькову. И имел на это санкцию Центра. Связь у Ковпака с центром была. Это Вергшигора - не информирован или что-то скрывает от читателя. Ковпак решал с Линьковым и Бановым не только вопросы снабжения через аэродром. Соединение Ковпака полностью прикрывало Линькова от удара немцев в момент, когда те собрали большие силы на Полесье в ответ на удар Ковпака по Сарненским мостам. К тому же от Линькова как раз ушел под Ковель Бринский. Людей, наверняка, не хватало. Строительство аэродрома дало снабжение и Линькову. Видимо.в основном взрывчатку.

Ковпак стал соединением "на связи" Линькова на всю компанию 43-го года. Фактически Линьков (Банов) за зиму получили - под Ковелем сильное соединение Бринского, а под Сарнами - Ковпака. Узел связи Линьков и Банов от Ковпака, видимо, скрыли. Во всяком случае от Вершигоры. Возможны были также прилеты из-за линии фронта каких-то офицеров на Князь-Озеро. Летнюю компанию на Полесье и Волыни Линьков обязательно планировал с учетом Ковпака и наоборот: Ковпак с учетом Линькова.

Сабуров же сидел под Сарнами непосредственно и особенно удара немцев в ответ за взорванные вокруг Сарн мосты, как видим, не опасался. Впрочем, Сабуров и от Лельчиц, захваченных было Ковпаком, тоже стоял далекова-то. Ковпак скрылся из внимания немцев, осев у Линькова, и те его почему-то ухитрились упустить. Почему, кстати? Да и упустили ли. Судя по реакции в Давид-Городке: они были примерно в курсе. что Ковпак стоит рядом. Почему не атаковали?

Какова была роль в этих всех переговорах Коржа и других местных КПЗБовцев - Орловского, Ваупшасова и т.д.? Или Линьков и Колвпак сразу разводились с ними. Ковпак, например, сразу планировал работать на Волыни-Галиции-Карпатах, а не под Пинском-Брестом? Или наоборот, планирволось вторжение в зону контроля Коржа и др. КПЗБовцев? В общем, это и произошло, но очень ненадолго...

Что решалось по украинским националистам? Особенно по УПА?

Наверняка Линьков обсуждал с Ковпаком и вопрос о связи. Если у него действительно был пункт ретрансляции связи, то можно было договариваться о бошльшой рейде Ковпака западнее линии Сарны-Пинск-Барановичи в рассчете на пункт связи Линькова-Банова.


Collapse )
nuclear

82. Поездка Шухевича во Львов 25.07.42

См. документы, опубликованные в сборнике из архивов НКВД по Шухевичу, который издан недавно в Украине.
inq_ive часть из выставляет у себя в блоге.

Попробую восстановить хотя бы некоторые поездки Шухевича из-под Лепеля в Украину. Позднее переведу в текстовый формат и выставлю на guralyuk.
Видимо, "посвидку" надо читать понимать как расписку, что Шухевич предоставил своей жене 2.000 рейсмарок. Логично: деньги заканчивались, привез семье кэш, лично расписался, а жена зачем-то или случайно сохранила расписку. Скорее всего. 25.07.42 Шухевич находился во Львове и заходил домой.

В это время:
- отряд Линькова как раз прибыл на Полесье в район Князь-озера близ Пинска после переход из-под Лепеля. переход Линькова на Выгоновское озеро был остановлен Центром в пути, когда отряд был под Лидой. Если Шухевич знал об этом переходе, то о новом месте базирвоания Линькова скорее всего знать 25.07 еще не мог и исходил из Выгоновского озера.
- близ Лепеля доминировал Заслонов
- Лобанок, также Дубровский и другие местные партиазны, близкие к партийцам начинали развертывать собственную партиазнку, ориентированную на возникший 30.05. ЦШПД и вытеснять Заслонова и других разведчиков. Возможно, Заслроново как рз в это время и покинул район Лепеля, сместившись в сторону Орши.
- начался массовый приток крестьян в партизанские отряды в районе Лепеля. В основном - в отряды, составившие в конце августа бригаду "Дубова" (Лобанка)

"Из Протокола допроса арестованной Наталии Шухевич-Березинской 20-24.07.1945 г.Дрогобыч. НКГБ УССР

Вопрос: "При обыске у вас изъята "посвидка на 2000 р.м.", датированная "25.7.42". Кому она принадлежит?
Ответ: Указанная "посвидка" написана лично Романом Шухевичем и каким-то образом оставлена им в моей кватире. Что значит эта "посвидка", я не знаю."
nuclear

62. По Линькову почти все понятно: Пономаренко - глава ЦШПД с 30.05.42

Сноска - так себе, но, думаю, неошибочная.

Пазл по Линькову складывается дальше. Мое предположение об увязке действий Линькова сборьбой вокруг концепции развития партиазнского движения в Москве оказалось верным:

30.05.42 Пономаренко (Первый секретарь ЦК КП(б)Б) был назначен главой ЦШПД и всюду на оккупированной территории партизанское движение стало развертываться прежде всего под контролем подпольных парторганизаций. Их как раз с 30.05 и начали отстраивать всерьез - создавать в т.ч. партизаннские зоны. Самой крупной из которых стала в итоге Лепельская во главе с Лобанком. Линьков самовольно вышел в марш из-под Лепеля на Выгоновское озеро, судя по всему, в конце мая. Перед этим он 2 недели ожидал санкции на марш из Центра. Санкции не пришло и, скорее всего, понятно почему - шла борьба, ее апогей, было не до Линькова. Или санкция пришла, но неофициальная, только от кого-то из РУ для поддержки их в схватке с партийцами. Как версия: именно в конце мая из Центра к Линькову должна была прибыть группа, которая привезла новые рации и взрывчатку, а также новые каналы связи и этот неофициальный приказ. Подготовку к маршу он безусловно начал заблаговременно.

Уже на марше его догнала новая ситуация - Пономаренко не хотел дислокации Линькова в районе Выгоновского озера и РУ продиктовало Линькову дислокацию на Князь-озере, оставив Брестский регион и Волынь кому-то иному.

Возможно армейцы так опасались провала партизанского движения из-за концепции партийцев, что в последний момент застраховались созданием хотя бы небольшой сети стратегического значения, созданной Линьковым как бы на свой страх и риск, без лидерства этой сети в партизанском движении. А то и он сам принял такое решение. Вообще, он напоминает конкистадора.

Collapse )
nuclear

57. О! Понял я, кажется, часть замысла Линькова в 42-м.

Он задумал переход на западное Полесье скорее всего зимой 41-42 гг. для этого ему было необходимо восстановить связь с центром, получить рации и гарантию присылки самолетами взрывчатки. Он абсолютно верно с диверсионной точки зрения избрал регион базирвоания: Выгоновское озеро, к-е расположено примерно на полпути между Барановичами, Пинском и Ивацевичами. Весь Брестский транспортный узел оказывался в его зоне поражения. Открывались возможности диверсий и на линии Ковель-Сарны вплоть до Луцка и ровно. На каком-то этапе, возможно, очень быстро, потребовалось бы перебазироваться ближе к Ровно-Луцку.

Попутно Линьков решил сохранить и расширить "контроль" над транспортными путями в северо-восточной и центральной Беларуси. Для этого ему нужно было сохранить отряд-филиал в районе Лепеля, разместить мощный отряд в Налибокской пуще и зачем-то он решил посадить отряд в Поозерье близ оз.Нарочь (видимо, для гарантии диверсий на северных ж\д Беларуси). Здесь работала "чистая география".

Кеймах быстро вернулся из-за линии фронта в конце марта, видимо, с одной рацией и одной радисткой без санкции на перебазирование самого Линькова к Выгоновскому озеру. Но Линьков от замысла не отказался. В течение апреля-мая он готовился к самовольному переходу и вытягивал из центра радиостанции и взрывчатку под предлогом наращивания местных операций и, возможно, создания филиалов своего отряда на северо-востоке Беларуси, как минимум две рации он получил, а скорее - три. Именно они остались в распоряжении действительно оставленных им по ходу марша своих отрядов-филиалов близ Лепеля, Нарочи, в Налибокской пуще, плюс одна которую привез Кеймах - была при нем самом. Наличие раций - принципиально. Без них его самовольный план создания диверсионной сети стратегического значения, способной действовать вопреки решению центра, была нереальной. И радисток и шифры он контролировал напрямую. Командиры оставленных им отрядом подчинялись прежде всего ему, а не центру. Они обладали собственной системой шифрования, неизвестной центру и системой радиосвязи.

С центром Линьков вел свою собственную игру. Он не доверял центру, точнее кому-то в центре, но кому-то доверял. Весь его план был выстроен на гарантированном наполучении значительной части необходимой взрывчатки из центра. Скорее всего, Линьков был вклинен в борьбу вокруг концепции управления партизанским движением, которая шла при Ставке. своим на грани отчаянности самовольным маршем он ставил Ставку перед фактом стихийного возникновения диверсионно-разведывательной сети стратегического значения в тылу врага и усиливал позиции, вероятно, тех, кто предлагал рассматривать партизанку не как повстанческое движение ("народные мстители" - этой линиидержались партийные руководители), а как систему дисциплинированных диверсионно-разведывательных подразделений в поддержку действий армии на фронтах.

С другой стороны, именно летом рухнул фронт на Украине и действительно диверсии на южных магистралях и разведка там становились крайне важными. Выдвинуть обвинения против Линькова было опасно. Можно было попасть под обвинения в пронемецком саботаже. Линьков обязательно имел ввиду перебазироваться южнее Выгоновского озера. Слишком важно было оседлать магистрали в западной Украине.

Линьков ссылается на приказ, подписанный им осенью 41г. Возможно, в приказе так и было сказано: создать сеть диверсионных групп с центром на западном Полесье: отряд Линькова тогда был самым крупным диверсионным из забрасывавшихся, он был обязан встретиться с самим командующим целым Западным фронтом, имел в распоряжении целых 7 раций. 7 раций - это 7 базовых диверсионных отрядов, сведенных в сеть. Эта сеть не могла быть ограничена только северо-востоком Беларуси. Там просто нечего делать такой крупной сети. Линьков наверняка имел задачей контролировать всю Беларусь, а, скорее всего, и часть Украины. Линьков так и пишет: в Приказе было сказано постепенно передвинуться на Запад. Именно выполнением этого Приказа он объяснил свой самовольный марш на Запад. Скорее всего, в приказе стояло и Выгоновское озеро как место базирования, или оно обсуждалось по ходу планирования всей операции.

Линьков самовольно выступил к Выгоновскому озеру и где-то на полпути получил от центра санкцию на это перебазирвоание. т.е. в центре, видимо, изменилась раскладка в органах управления партизанским движением или только диверсантами. Однако центр удержал его от выхода на Выгоновское озеро, указав, что мощности раций по устойчивой связи этого не позволяют. Надо было базироваться восточнее линии Сарны-Пинск-Барановичи. Отсюда - Линьков не дошел до Выгоновского озера, а осел у Князь-озера. (Впрочем. могли гарантирвоать отсутствие самолетов со взрывчаткой и инфм необходимым "ресурсом", если не подчинится). Однако позднее, когда линия фронта передвинулась западнее, он все таки до Выгоновского озера, вроде, добрался.

Интересно:
Когда и с кем Линьков получил радиостанции в апреле-мае (июне?) 42г., пока находился еще под Лепелем?
Как он решил проблему с шифрами для собственной в обход центра связи со своими отрядами-филиалами?
Где взял шифры?
Как добился гарантированного подчинения себе всех многочисленных допущенных к рациям людей (командиров этих отрядов, комиссаров, радисток, наверняка, и начальников штабов, а, может, и начальников разведок, если успел назначить таковых)?
Кто создал ему агентурную сеть в районе Выгоновского озера и по линии следования отряда? Была ли такая сеть? Кто проводил разведку по ходу движения? Успел за апрель-май? Была ли такая разведка?
Была ли у Линькова какая-то задача еще, помимо диверсий на ж\д и стратегической разведки?
Такая задача - статья ядром крупного партизанского движения под управлением РУ напрашивается. Позднее, в случае с Кеймахом, угробившим Кубе, - это удалось. Но в тени управляемой партией массовой партизанки. А, ведь, в 42г. гарантии, что победит именно партийная линия еще не было. Да и в Украине партийная "линия" особо на партизан не влияла. Там все равно преобладали крупные отряды военизированного типа - Ковпак, Сабуров и т.д.

Треться задача Линькова просто напрашивается: создать боеспособные крупные партизанские подразделения и контролировать в интересах фронта западной Полесье и двинуться с западного Полесья на Волынь, подчинить для этого местные мелкие партизанские отряды. Опыт такого подчинения под Лепелем осенью 41г. - зимою 41-42гг. у Линькова был. Эта - третья - задача могла быть задачей-максимум. Задачей-минимум была диверсионно-разведывательная сеть. Именно задачу-максимум центр Линькову все таки выполнить не дал, завернув на Князь-озера. Может быть, действительно дело было в том, что линия фронта откатилась на восток и действительно держать с ним связь, если бы он пошел на Выгоновское озеро было нельзя.

Кстати, именно в этом решении я бы видел причину успеха акции УПА на Полесье осенью 42г. На Западное Полесье просто не успел добраться летом Линьков. Добрался бы, вся история западной Украины, пошла бы иначе. Между прочим, наиболее вероятным поставщиком информации Линькову для его рейда и будущих планов выглядят как раз полицаи "Шухевича" под Лепелем. Они могли даже просто стимулировать к такому замыслу. Замысел вполне мог превратиться в план только по мере или после их прибытия. По времени совпадает. Они как раз прибыли под Лепель в конце марта 42г. Постоянно разъезджали "на Украину, на Волынь". Вполне могли или на уровне самого Шухевича, или скорее какой-то группы внутри этих полицаев передавать информацию и Линькову. Слишком масштабным и важным был его замысел с самовольным перебазированием, чтобы быть без разведки. И слишком уверенно независимо от центра он себя вел именно как военный командир. А могла быть игра и еще сложнее, гораздо сложнее.