Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

nuclear

86. Китай. Преодоление демографических циклов. Ограниченность традиционализма. Коммунизм



"История Поднебесной" С.А.Нефедова. Перечитываю и словно раньше не читал...
Вспомнилась одна беседа в Китае. Мы долго были в одном важном для них храмовом комплексе культа предков. И в древнем буддийском монастыре. Тот был действующим.

Была возможность попросить показать прежде всего храмовый комплекс. Принимающая сторона были местные партийные структуры. Для нас важная провинция.

Потом мы долго. Много часов. Часов 5, может, 7, беседовали о современной китайской идеологии и партийной идеологической работе. Это очень напоминало философско-идеологический семинар.

Итогом было: мы - не конфуцианцы, не даосы, не буддисты.... мы - коммунисты. Очень продуманная позиция в откровенном разговоре.Идеологическую схему работы они строили, исходя из этого: мы - китайские коммунисты.

Перечитываю С.Нефедова,вспоминаю и думаю: а какой был у Китая выход из его географии и связанных с нею демографических циклов?

Свой земледельческий остров на двух реках они в конце концов освоили. Его можно было расширять в основном на Меконг. Это они делали. Но там хватало и своих крестьян.

Маньчжурия? Холодно. В принципе, распахать возможно и это делалось. Но в общем с Хуанхэ, Янцы и тем же Меконгом не сравнить.

Индонезия... попытки были, но неудачно.

Америка? Смена типа земледелия на "русский". Не в долине теплой реки. Теоретически да.

Северный Казахстан-Сибирь? Тяжело, но в общем как с Маньчжурией думать про это было можно.

Но "русский" путь земледелия,давая решение демографической цикличности, требовал отказа от почти всего, что привычно.

Другой путь - не земледельческой индустриализации и урбанизации, каким пошла Великобритания в Европе. Промышленность, нависающая над деревней. Это тоже радикальная ломка почти всего, что привычно.

Это я к тому, что все традиционные китайские идеологии были слишком адаптированы к их демографическим циклам, династическим циклам и т.д. Все - они лишь ограниченно рациональны.

Именно понимание или как минимум ощущение этого я и видел своими глазами.

Нынешний Китай - не очень-то традиционен. По-крайней мере, на уровнях, где принимаются важные решения.

nuclear

Ю.Шевцов: Евразийская и европейская интеграции: возможен ли синтез?

Еще одна моя статья по итогам конференции в Ялте, но уже конференции в октябре 2014г. "Кризис европейской интеграции: уроки для постсоветского пространства".
Майдан и все остальное уже состоялись.

Журнал "Международная жизнь"
N1. Январь, 2015
Евразийская и европейская интеграции: возможен ли синтез?

Элементы синтеза двух интеграционных процессов, как ни странно на первый взгляд, стали особенно четко проявляться после начала украинского кризиса. Украинский кризис во многом стал следствием подготовки Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, который носил ярко выраженный проблематичный характер относительно России. На сегодня этот договор подписан, но его имплементация настолько растянута, что его скорее нет, чем он есть. Однако вызванный в том числе подготовкой этого договора кризис все-таки вспыхнул и привел к ряду новых последствий для интеграционных процессов и на западе, и на востоке Европы. Два новых процесса особо бросаются в глаза своей неожиданностью и своеобразным позитивом.

Белорусская ситуация

Кризис в Украине наложился на позитивные последствия создания Таможенного союза, которые испытала на себе Беларусь. Среди этих последствий особенно значимы:

- переход Беларуси к фактически внутренним российским ценам на газ;

- снятие таможенных пошлин на российские нефть и нефтепродукты. Это позволило Беларуси сохранить конкурентоспособность своей нефтехимической промышленности в то время, когда лишенные этих бонусов Украина или Литва стоят на грани коллапса этой части своей индустрии;

- привлекательность Беларуси как точки выхода на рынок всего Таможенного союза сделало возможным появление самого крупного в Европе китайского инвестиционного проекта - Китайско-белорусского индустриального парка возле Минска;

- строительство в Беларуси АЭС силами «Росатома» и с использованием российского кредита.

У Беларуси есть претензии к России по поводу отдельных изъятий из Таможенного союза, но это не перечеркивает очевидных выгод для Беларуси от евразийской интеграции.

Украинский кризис дал Беларуси дополнительный толчок к росту:

- США и ЕС резко уменьшили политическое давление на Беларусь. Хотя сохраняется режим санкций против Беларуси, но уже стали возможными взаимные визиты на всех уровнях, кроме уровня глав государств. В процессе обсуждения оказались очень масштабные экономические проекты;

- в Беларусь началось перетекание части украинской высокотехнологичной промышленности, прежде всего ВПК. Наиболее яркий пример: начало выпуска на Оршанском авиаремонтном заводе военных вертолетов корпорацией «МоторСич». Идет своего рода эвакуация в Беларусь части украинского ВПК, который не может быть сохранен иным путем;

- Беларусь заняла часть той ниши, которую занимал в России украинский ВПК: Беларусь получила от России дополнительный заказ примерно на 1,5 тыс. наименований изделий по этой линии. Провозглашена цель начать и развить в Беларуси выпуск своей бронетанковой техники, боевых вертолетов, самолетов, даже ракет к системам ПВО. Посещая Беларусь весной 2014 года для утверждения новой, расширенной программы военно-технического сотрудничества, вице-премьер России Д.Рогозин образно назвал это новое качество превращением Беларуси для российского ВПК в то, чем была для него ранее Украина. В абсолютных цифрах это означает, что сегодня Беларусь экспортирует продукцию этого сектора в 20 стран мира. С учетом экспорта в Россию Беларусь сопоставима примерно со Швецией. А через три-четыре года по мере заполнения украинской ниши Беларусь может достигнуть по военно-технологическому экспорту уровня Израиля;

- Беларусь выиграла плоды от переориентации грузовых потоков между ЕС и Россией с украинского направления. Это оказалось настолько важным фактором, что А.Лукашенко объявил о начале широкомасштабного строительства в Беларуси бетонных дорог на наиболее важных направлениях международного транзита;

- Беларусь получила толчок для развития сельского хозяйства в связи с введенными Россией санкциями против сельскохозяйственного экспорта стран - членов ЕС. Ожидается, что рост с/х экспорта Беларуси в Россию по итогам 2014 года составит около 40% по основным товарным позициям. Соседние страны - члены ЕС стремительно подстраиваются к этому новому для них лидерскому месту Беларуси в этой отрасли, стремясь увеличить поставки в Беларусь для переработки свое с/х сырье.

В итоге Беларусь обрела потенциал к региональному лидерству. Этот потенциал уже выражается в инициативах уровня отправки белорусских миротворцев в Украину и предоставления своей территории для переговоров между сторонами конфликта. Продолжение этой тенденции может привести к превращению Беларуси в важный источник энергии для Польши и Прибалтики (в случае обсуждаемого уже на уровне А.Лукашенко и главы «Росатома» С.Кириенко строительства на Белорусской АЭС не двух, а трех-четырех реакторов). Беларусь надолго может закрепить за собой региональное лидерство в транспортной и индустриальной сферах. Возможно, также и в сфере высоких технологий.

Процесс усиления регионального значения Беларуси является в конечном счете следствием евразийской интеграции. Это не формирование антироссийского сообщества стран и не выламывание Беларуси из Единого экономического пространства с Россией. Беларусь становится более амбициозным союзником России, чем было до начала украинского кризиса. Но это глубокий, системный союзник России. Успехи Беларуси в регионе являются формой вхождения евразийской интеграции внутрь пространства европейской интеграции. Внутрь ЕС, а не наоборот.

Карпатский регион и Балканы

Украинский кризис создал предпосылки для усиления взаимодействия между странами Центральной Европы и Россией, между Балканскими государствами и Россией. Этот процесс начался до внутриполитического обострения в Украине. Наиболее ярким событием в этом плане является решение о строительстве АЭС в Венгрии. Но украинские события стимулировали данный процесс по двум основным направлениям:

- обострили проблему строительства обходящего воюющую Украину газопровода «Южный поток»;

- поставили в повестку дня вновь острую проблему Приднестровья, а вместе с ней весь комплекс проблем, связанных с внешней и отчасти внутренней политикой Румынии. Появление у России прочных позиций среди карпатских государств, которые опасаются паралича транзита газа через Украину, становится новым существенным фактором в приднестровском вопросе. А вместе с этим Россия приобрела в этом сложном регионе точки опоры, которые позволяют рассчитывать на успех как проекта «Южный поток», так и в целом процесса возврата России к активной роли в гораздо более масштабном регионе, чем регион Беларуси. Процесс этот противоречивый, встречающий сильное противодействие. Но еще недавно такого процесса фактически не было вообще.

Происходящее сложное усиление позиций России в Центральной Европе и на Балканах - это не формирование российской зоны влияния в противовес Европейскому союзу. Страны региона не помышляют о выходе из ЕС. Это вхождение России и всего сообщества стран, которые формируют Евразийский союз, в еще один, дополнительный к «белорусскому», регион европейской интеграции. Это появление новых рычагов и точек соприкосновения, точек для большой игры между формирующимся вокруг России сообществом евразийских стран и Европейским союзом.

Таким образом, несмотря на обострение политических отношений между Россией и Европейским союзом, мы вынуждены констатировать парадоксальное: происходит быстрое проникновение евразийских интеграционных процессов внутрь ткани европейской интеграции. Это четко видно в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе. И похоже, в скором времени этот процесс создаст в ходе своего конфликтного развития базис не только для совместных инициатив относительно урегулирования кризиса в Украине.

Скорее всего, это начавшееся глубокое соприкосновение двух интеграционных процессов создаст предпосылки как минимум для попытки фронтального урегулирования отношений Европейского союза и сообщества стран вокруг России, с тем чтобы новый виток сближения ЕС и России сопровождался устойчивой нейтрализацией тех сил, которые из-за своей застывшей русофобии препятствуют нахождению общего языка между реальными европейскими игроками.

Хотелось бы думать, что выход из украинского кризиса станет той темой, вокруг которой возникнет новый диалог по европейским ценностям с учетом реального места России в структуре европейской цивилизации. И оба интеграционных процесса на востоке и западе Европы сделают следующий шаг взаимного переплетения и синтеза. Во всяком случае, те точки соприкосновения, которые формируются на наших глазах в тени украинского кризиса сейчас, позволяют размышлять в этом направлении.

https://interaffairs.ru/jauthor/num/2015/1
Сам текст:
https://interaffairs.ru/jauthor/material/1199
nuclear

Китайская компания DRex Food Group построит в Витебской области молочные фермы | Белорусский…

Китайская компания DRex Food Group построит в Витебской области молочные фермы | Белорусский…

Китайская компания DRex Food Group построит в Витебской области молочные фермы

Posted by Юрий Шевцов on 6 авг 2017, 19:10

from Facebook
nuclear

Заробитчане в Поднебесной | Еженедельник «Военно-промышленный курьер»

Заробитчане в Поднебесной | Еженедельник «Военно-промышленный курьер»

На аэродроме Китайской авиационной промышленной корпорации № 1 (КАПК), расположенном в районе Яньлян города Сиань (провинция Шэньси), проходит испытания новый палубный турбовинтовой самолет дальнего радиолокационного дозора «Кунцзин-600». Он, вероятно, оснащен двумя силовыми установками Д-27 произво...

Posted by Юрий Шевцов on 25 июл 2017, 12:19

from Facebook
nuclear

1.15. ЕС и США: новая индустриализация Америки и Европа. Проблема большого договора ЕС-США

nuclear

3. Производство топлива восточной Европы смещается в Беларусь

Создание Таможенного союза привело к росту конкурентоспособности обоих белорусских нефте-перерабатывающих заводов и к упадку НПЗ в Украине, Литве, Польше. В Украине упадок нефте-переработки и химической промышленности начался еще до создания ТС. Создание ТС лишь усилило эту тенденцию. Обычно доля белорусского бензина на рынке Украины сейчас составляет 20-40%, а дизельного топлива - около 60%. Эти поставки критичны для проведения сельско-хозяйственных работ и стабилизации цен на топливо в крупных мегаполисах. После заключения ТС в Украине собственные НПЗ вообще встали на грань полной остановки.

Вопрос о поставках белорусского топлива для посевной и уборочной компаний стал в Украине вопросом международной политики высшего уровня. С просьбами об этом обращались к Лукашенко лично и президент Ющенко и президент Порошенко. Возможности заменить эти поставки поставками из иных стран или собственным производством Украина фактически не имеет: получаемая по внутренним российским ценам нефть делает белорусские (и российские) нефте-продукты заведомо более конкурентоспособными в Украине, чем нефте-продукты из иных стран или даже чем продукция НПЗ самой Украины. Существуют также большие технологические сложности с их доставкой в больших объемах в Украину. Географическое расположение белорусского Мозырьского НПЗ на границе с Украиной делает дешевой перевозку топлива от него в центральную и западную Украину. В то время, как естественным перспективным рынком для российского топлива выступает прежде всего восточная Украина.

Кризис украинских НПЗ - это долгосрочная тенденция, которая является следствием евразийской интеграции Беларуси и России. Глубокая зависимость украинского сельского хозяйства от поставок белорусских нефте-продуктов во время посевной и уборочной компаний является новым системным фактором, влияющим на отношения между Беларусью и Украиной, и косвенно – между Россией и Украиной. Этот фактор можно рассматривать как стратегический или даже геополитический.

Аналогичная, хотя и менее драматичная, ситуация складывается в Польше, Литве и Латвии. Польский концерн Орлен, который контролирует польские НПЗ и единственный НПЗ в Прибалтике в Мажейкяе в Литве, после заключения Таможенного союза стал испытывать естественные сложности, конкурируя с продукцией белорусских и отчасти российских НПЗ. В силу более высокого технологического уровня своих заводов, нежели НПЗ Украины, Орлен сохранял конкурентоспособность и не останавливал свои заводы. Но инвестиции в технологическую модернизацию белорусских НПЗ выводят их продукцию в те ниши, за счет которых удерживался на рынке Орлен. А трансформации на рынке топлива в США и сложности на рынке ЕС поставили польские НПЗ на грань сильнейшего кризиса. В 2014 году резко сократил свое производство Мажейкяйский НПЗ в Литве и Орлен объявил о подготовке к его закрытию. Над собственно польскими НПЗ нависла та же угроза. Хотя в этих странах белорусские нефте-продукты сталкиваются с заметной конкуренцией НПЗ других стран, использующих морские терминалы.

Ситуация на рынке нефте-продуктов восточной Европы складывается настолько благополучно для белорусских НПЗ, что обсуждение вопроса о строительстве третьего НПЗ в Беларуси находится в числе приоритетов правительства РБ и является одним из наиболее важных вопросов в белорусско-российских отношениях в целом. В 2014 году получено согласие России поставлять в Беларусь нефть в необходимом количестве и для такого третьего НПЗ, если он будет построен.

Таким образом, превращение территории Беларуси в критически важный для восточной Европы источник нефте-продуктов является долгосрочной тенденций.

Зависимость сельского хозяйства стран региона, а также – ряда крупных мегаполисов от поставок белорусских нефте-продуктов – это не только особенность регионального рынка нефте-продуктов. Но и – политический фактор, способный при некоторых обстоятельствах глубоко повлиять на политические процессы в этих странах. Преодоление этого фактора возможно только за счет дорогостоящих политических усилий, которые могут возникнуть лишь в случае сильного обострения международных отношений в регионе.

Обычное поддержание мира и добрососедства влечет за собою усиление ориентации стран региона на белорусские нефте-продукты и усиление интеграции Беларуси и России, как гаранта этого нового для Беларуси положения в своем регионе.

Развернувшаяся в Украине война усилила эту тенденцию и увеличила политическое значение поставок нефте-продуктов из Беларуси как для Украины, так и для других стран региона. Вопрос о поставках нефте-продуктов для Украины - это вообще, не исключено, уже вопрос о голоде или не голоде в мегаполисах этой страны.

Надо подчеркнуть, что нефте-перерабатывающая промышленность Беларуси является по сути региональным сегментом нефте-перерабатывающей промышленности России. В Мозырьском НПЗ российским собственникам вообще принадлежит 42% акций. Однако не имеет принципиального значения, кому принадлежат белорусские НПЗ. Превращение Беларуси в критически значимый источник топлива для стран региона – это процесс геополитический, следствие евразийской интеграции, а не следствие простой конкурентной борьбы на рынке топлива между его субъектами. Потому возникшее новое место Беларуси на рынке топлива влечет за собою вольное или невольное более или менее глубокое подключение к евразийской интеграции и других стран региона. Их продовольственная безопасность и в ряде случаев политическое развитие все более связываются с новой структурой регионального рынка топлива, независимо от членства в ЕС или НАТО.

Остальные главки из цикла "Война в Украине. Трансформация Европы."
nuclear

2. Смещение регионального центра ВПК восточной Европы в Беларусь.

Еще до начала войны в Украине обозначился сильный рост ВПК Беларуси. Согласно данным SIPRI по итогам 2013 г. Беларусь входит в 20 мировых экспортеров в области ВПК (очень заметно превосходя, к слову, Польшу). Данные SIPRI не совсем корректны, т.к. не всегда учитывают главного в этом секторе белорусской экономики - сотрудничества с Россией. Обычно военные эксперты предлагают оценивать реальный объем военного экспорта гораздо выше. Ближе к уровню Швеции. Отметим, два момента:
1. Китай - второй после России потребитель военного экспорта Беларуси.
2. Беларусь экспортирует теперь не остатки советских запасов, а - продукцию и услуги собственного производства.

Война в Украине радикально стимулировала и так быстрое развитие белорусского ВПК:
1. Обозначилась тенденция к переносу части украинского ВПК в Беларусь через двустороннее белорусско-украинское сотрудничество. Наиболее известный пример этого: продажа украинской "Мотор Сич" части акций авиаремонтного завода под Оршей в Витебской области Беларуси. Корпорация успела начать на этом заводе выпуск модификации самого массового в мире транспортно-десантного вертолета Ми-8МСБ . После начала украинского кризиса А.Лукашенко объявил о возможности гораздо более высокой локазалиции этого производства в Беларуси и о том, что выпуск военного вертолета становится одним из трех новых приоритетов Беларуси в области ВПК.

Возможно, второй по значимости задачей Беларуси относительно украинского кризиса после недопущения его переноса на север, является спасение в интересах Евразийского союза хотя бы части высокотехнологичного ВПК Украины. Особенно в связи с наметившимся крахом значительной части украинских высоко-технологичных военных производств.

2. Весною 2014 г. незадолго до введения Украиной эмбарго на сотрудничество с Россией в области ВПК, в Минске прошло совещание Рогозина с руководством белорусского ВПК. Было объявлено, что в порядке замещения Украины для России в этом секторе, белорусский ВПК получит от России заказы на 1500 новых позиций. Иногда речь идет о 3-4 тысячах таких позиций. Рагозин заявил, что к Беларуси теперь может перейти то значение, которое ранее для России играл ВПК Украины.

В результате, уже наметились резкая трансформация качества белорусского ВПК и рост его объемов. До недавнего времени белорусский ВПК в основном выпускал "электронную начинку" для сложных систем вооружений. Сейчас начался переход к выпуску военной техники и даже оружия. Среди объявленных А.Лукашенко публично новых приоритетов постепенный переход к выпуску с высокой долей локализации в Беларуси:
- боевого вертолета или крупных компонентов к нему;
- боевого самолета;
- броне-танковой техники, возможно нового для России класса - колесной бронетехники;
- комплексов ПВО, в т.ч. аналога С-300;
- А.Лукашенко поставил вопрос также о производстве ракет;
- нарастить производство беспилотников и иных автоматизированных платформ.

В случае успеха в деле замещения Беларусью части украинской ниши в системе ВПК РФ, Беларусь к 2020 году нарастит объем своего экспорта в этой сфере до уровня выше 500 млн долларов, что будет соответствовать или превзойдет уровень Швеции, а, может, дорастет и до уровня Израиля.

3. Почти по всем проектам Беларуси в области ВПК, за исключением их украинского блока, Беларусь планирует сотрудничать или сотрудничает с российскими корпорациями. Возможно, самым важным из таких совместных проектов может стать модернизация Минского завода колесных тягачей и строительство второго похожего завода, которое обсуждается в далеко продвинувшихся переговорах о вхождении российских собственников в этот завод. МЗКТ специализируется на производстве тягачей для межконтинентальных баллистических ракет и иной подобной технике.

Развитие ВПК Беларуси является неотъемлемой частью развития ВПК России. Стимулирование развития ВПК в Беларуси Россией стало возможным только вследствие того, Беларусь:
- очень глубоко и надежно погружена в отношения союза с Россией и нет реальной угрозы разрушения этого союза в силу внутренних белорусских социальных процессов;
- территория Беларуси надежно защищена всей мощью военного потенциала России и Беларуси от вторжения из-вне;
- удобное стратегическое положение, высокое качестве рабочей силы и управленческого аппарата делают выгодным размещение некоторой специализированной части ВПК РФ в Беларуси.

Основные геополитические последствия взрывного роста ВПК Беларуси:
- глубокая и гарантированная интеграция Беларуси в Евразийский союз;
- обретение Беларусь гарантированного всей программой перевооружения Российской армии мотора для высоко-технологичного развития в виде ВПК, значимого в масштабе всей России уровня;
- закрепление за Беларусью индустриального высоко-технологичного характера ее экономики с перспективами достижения технологического лидерства на всей территории восточной Европы между Германией и Россией, между Черным и Балтийским морями.



Остальные главки из цикла "Война в Украине. Трансформация Европы."
nuclear

Игорь Сечин срочно убыл в Венесуэлу. Владимир Семаго.

Уго Чавес дает вице-прием. Игорь Сечин срочно убыл в Венесуэлу.

Как раз вчера пересекся на прямом эфире канала "Мир" с Владимиом Семаго. Энергичный человек. Но он напрасно полагает, что мы конкурируем с россиянами в Венесуэле. Там же практически нет конкурентных позиций. Мы добываем там нефть. Но и россияне там имеют возможности добычи. Просто медлят с началом добычи. Да и объемы белорусской добычи мизерны по сравнению с добычей нефти в РФ или общей добычей в Венесуэле. Мы строим там пилотный "колхоз", чтобы затем на его основе, возможно, построить множество таковых по всей Венесуэле. Но россияне просто этим бизнесом не заняты. Мы строим там заводы по производству техники и стройматериалов. Но россияне особо этим тоже не заняты и не очень интересуются. И т.д. По оружию также конкуренции нет. Беларусь не производит оружие.

Там вообще поле непаханное как раз для сотрудничества на базе взаимополнения имеющихся там у РБ и РФ возможностей.

В Венесуэле у России проблема, на мой взгляд, не в конкуренции со стороны Беларуси или Китая. Проблема - в идеологии. Венесуэла строит социализм, как его там понимают. А нынешняя РФ - государство с полярно иной системой ценностей. Потому выстраивать отношения на высшем уровне россиянам сложнее, чем, например, белорусам. Отсюда и более медленные темпы развития своих проектов. За счет координации кое-что в российских делах в Венесуэле можно было бы улучшить. Но в конечном счете, сложности у РФ останутся, пока не изменится сама идеология в РФ.